Внимание! Вы используете устаревший браузер.
На чём держался успех Марины Цветаевой?

На вопрос: «Что такое успех?», Марина дала исчерпывающе короткий ответ: «Успех – это успеть».

Она многое успела, но ещё больше могла бы успеть, если бы сама не решила поставить точку в своей непростой жизни, выбрав для этого маленький татарский городок Елабуга, и дату: 31 августа 1941 года. Стихи больше не приходили, а значит, и не было никакого смысла жить.

Вам будет интересно: Сезария Эвора — история чернокожей Золушки


Видео: Марина Цветаева. «Последний дневник»

Но, вот в чём парадокс: чем дальше мы удаляемся от года её смерти, тем сложнее её забыть, тем невозможнее становится разлюбить её стихи. Поэзия Марины сродни оголённым проводам, где вместо тока – поток смысла. Читать, слушать, воспринимать Цветаеву безучастно и равнодушно, невозможно физически: это, всё равно, что взяться голыми руками за оголённый провод, и получить электрический удар.

Поэта любят лишь тогда, когда его чувства и мысли эмоционально совпадают с чувствами и мыслями тех, кто, в определённый момент своей жизни, ищет в поэзии спасательный круг: чтобы схватиться и не утонуть.

Успех – это успеть к маме

Марина говорила: «После такой матери, какая была у меня, мне ничего не оставалось, как стать поэтом».

Её мама, Мария Мейн, будучи беременной, ждала вовсе не Марину, а сына Александра. Имя ему было выбрано заранее, в честь отца Марии, Александра Мейна.

Марина Цветаева

На свет, вопреки всем ожиданиям, появилась уникальная девочка, с огромными серыми глазами. Её назвали Мариной. Душевная связь между матерью и дочерью было неразрывной, словно бы два переплетённых стальных каната, идущих от сердца к сердцу.

В 14 лет в жизнь Марины пришло непоправимое горе: умерла от туберкулёза мама, и рухнул привычный мир. Всю последующую жизнь Цветаева видела мать во сне. В последствие, она напишет в дневнике: «Вся моя жизнь – сон о жизни, а не жизнь. Меня, после потери матери, захватила бессознательная жажда смерти: для того, чтобы встретиться с мамой».

После ухода матери, талантливой пианистки, Марина, её брат и две сестры остались на воспитании отца – профессора Московского университета, лингвиста и филолога Ивана Цветаева. Марина говорила о том, что она появилась на свет, в результате слияния музыки и слова, имея в виду мать и отца.

Любовь к стихам Цветаевой – это эмоциональный отклик на ощущение сиротства и одиночества, знакомое каждому из нас в определённый момент жизни.

Талант без кода доступа

Её талант пытались раскрыть читатели и «препарировать» литературоведы на протяжении многих десятилетий – но, ни у кого так и не получилось. Не в этом ли кроется ключ к разгадке её успеха? Цветаева – поэт абсолютно «бездонный», не имеющий «срока годности».

Эпиграф Цветаевой

Если, читая её стихи, погрузиться в них, как в омут, то можно найти бездну смысла, понятного как душе опытной, так и совсем ещё молодой. Только подумайте, насколько актуально звучат эти стихотворные строки сегодня:

Вскрыла жилы: неостановимо,
Невосстановимо хлещет кровь.
Подставляйте миски и тарелки!
Всякая тарелка будет мелкой…

Марине часто приходилось идти наперекор обстоятельствам, ситуациям и собственным чувствам. В письме, адресованном П. Юркевичу, Цветаева признавалась: «Моё основное кредо – идти против!». Порою, это требует такой огромной концентрации внутренних сил, что их практически не остаётся для обычной жизни:

Не радует ни утро,
Ни трамвая звенящий бег:
Живу, не видя дня, позабывая число и век…
На, кажется, надрезанном канате
Я – маленький плясун,
Я – тень от чьей-то тени,
Я – лунатик двух тёмных лун.

Романтизм, разбитый о действительность

Поздняя поэзия Марины Цветаевой – это осознанное и целенаправленное убийство романтика внутри себя.

Рисунок Марины Цветаевой

Жить с ощущением счастья не получалось: время и обстоятельства оказались слишком уж неподходящими для этого. А, принимать жизнь такой, как она есть – было страшно и больно. Марина попала между двух полюсов, перед неотвратимостью и невозможностью трудного выбора.

Именно в это время муж Николай Гумилёв, и единственная дочь Аля – находятся в тюрьме по политической статье; именно в это время она остаётся вдвоём с сыном Муром, в постоянной нужде и безысходности:

Пересмотрите всё моё добро,
Скажите – или я ослепла?
Где золото моё? Где серебро?
В моей руке – лишь горстка пепла!

Слог Цветаевой, отличающийся обилием знаков препинания, точек, тире, многоточий, внезапных обрывов мысли и риторических вопросов, становится похож на «сломанный луч солнца». Марина как будто захлёбывается, боясь не успеть выкрикнуть всё, что рвётся наружу и болит:

Ушёл – не ем:
Пуст – хлеба вкус.
Всё – мел,
За чем ни потянусь…
Мне хлебом был,
И снегом был.
И — снег не бел,
И – хлеб не мил.

«Сломанный» слог, со множеством тире, напоминающих острые пики, отражает внутреннее состояние Цветаевой.

Эпиграф Цветаевой

 

В её поздних стихах всё, словно бы, кровоточит: здесь и тоска по несправедливо арестованному мужу; и боль за судьбу единственной дочери Ариадны, заключённой в тюремные застенки; и страх за обожаемого сына Мура, с которым не удалось найти полного взаимопонимания; и сомнения перед будущим разорённой страны и своей собственной семьи.
Не слишком ли много страданий для одного измученного женского сердца?!

Марина Цветаева: успеть к успеху

Сегодня имя Цветаевой известно многим. Но, так было далеко не всегда. При жизни, она не получила справедливого признания, так как была по стилю, смыслу и слогу абсолютно противоположна строительству коммунизма и идеалам социалистического общества. Не стала Марина своей и для представителей русской зарубежной культуры. Её мощное поэтическое «воскрешение» пришлось на начало семидесятых годов.

При этом существовал заметный парадокс: известность имени Цветаевой длительное время опережала интерес к её творчеству и знание его. Можно сказать, что широким читательским массам поэзия Цветаевой подавалась порционно, как литературный деликатес.

Эпиграф о стихах

Для западного читателя знакомство с Цветаевой весьма затянулось: лишь в 1954 году был издан небольшой сборник её стихов под названием «Лебединый стан», а затем стали выходить в свет её письма. Полное издание Цветаевой, объёмом в пять томов, было издано гораздо позже, лишь в конце 80-х годов двадцатого века.

Сегодня поэтессу знают, ценят и любят миллионы людей во всём мире. Успех её творчества основан на уникальности поэтического слога, богатой пунктуационной палитре и эмоциональной искренности каждой написанной стихотворной строки.

Поделитесь с друзьями и оцените статью:
  (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка... 
Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

Опубликовано января 26, 2019 в рубрике: Сила личности;

Оставить комментарий


Меню
Наш опрос

Какие материалы вам интересны?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...